24.09.2012, 21:52

Вера из Рубежного, Анна из Лисичанска семнадцатилетними воевали в тылу врага

Петр Владимиров | Все новости автора

facebook google+ tweeter live rss

   22 сентября к Вере Кирилловне Ващук, проживающей по улице Дачная, 6 (микрорайон Южный) приходили гости: и от городского Совета ветеранов, и от городского исполнительного комитете. Гости поздравляли рубежанку - участницу боевых действий с Днем партизанской славы. Она воевала в тылу врага (1941 – 1944) – в Белоруссии. Виновнику торжества, мужественному человеку, партизанке дарили цветы, памятные подарки. Мы договорились, что Вера Кирилловна расскажет мне хотя бы немного о работе в тылу врага.

   Ей тяжело говорить, она скромничает и просит много о ней не писать, ведь были такие ж девочки, как и она. Но если она жила в белорусском селе и ушла в партизанский отряд с отцом, то других девушек забрасывали в тыл с самолетов, они были в небольших группах. Им было еще тяжелее. «Напишите о тех, кого забрасывали в тыл, - просит Вера Кирилловна. - Вот были настоящие герои. Например, Шевченко… забыла имя, из Лисичанска. … Мы очень давно как-то встречались. Дмитрич, напишите стих, Вы же поэт, я хорошо знала Вашего отца, тоже воевал ведь. О тех напишите, кто в 17 лет полз по снегу, прыгал с парашюта, попадал в окружение… А я была в лесу, в партизанском лагере, убирала, ухаживала за ранеными. Отряд наш назывался «Сталинским». Партизаны уходили на задания. Недалеко была железнодорожная станция Дретунь – (посёлок и станция в Витебской области), и наши взрывали немецкие поезда. Однажды ушли, а немецкие самолеты налетели и разбомбили нас. Больше половины погибло тогда из тех, кто обслуживал лагерь и остался на дозоре. Были и бои с немцами, когда они прочесывали лес… После освобождения нашего края, отец ушел на фронт, а я вернулась в село».
  Я слушаю скромную Веру Кирилловну и рассматриваю ее награды: Нагрудный знак «Партизан Украины», медаль Жукова и др. Я ей дал слово, что найду партизанку Шевченко из Лисичанска. Прошу собеседницу на прощание сказать что-нибудь нашим читателям на родном белорусском языке. Она долго смотрит в одну точку, словно вспоминает опаленные огнем молодые годы… "Людзі добрыя , памятайце - мы любілі жыццё і Радзіму нашу ...».
  Я все-таки нашел героиню из Лисичанска…в Сватово. Выполнил первое обещание. Она живет одна. Детей не было. Муж, тоже участник боевых действий, уже давно как умер. Ей, как и Вере Кирилловне, 88 лет.
И вот предо мной сидит Анна Васильевна Шевченко, интеллигентная, добрая и отзывчивая женщина, и рассказывает.
  «Закончила школу в Лисичанске и поступила в Киевский университет. Отучилась год. Лето… Стоим на балконе четвертого этажа студенческого общежития. Встали пораньше – сегодня идем с девочками на открытие нового стадиона … Вдруг слышим – гул. Так много самолетов. Учение, наверное, думаем… Это было утро 22 июня 1941 года.
Самолеты со свастикой на крыльях летели бомбить аэродром под Киевом. Светошинский, по-моему, назывался аэродром. Вернулась на свою малую родину - в Лисичанск. Это я сказала легко и быстро. На самом деле возвращение было опасным и долгим. Ехали в товарном вагоне. Загудит наш паровоз, значит, сигнал – мы в поле. Надо быстрее добежать до кукурузы и спрятаться. В Лисичанске выполняла все комсомольские поручения.
   Я училась в спецшколе потом, там же, где учились и некоторые молодогвардейцы. Вот альбом, видите наши фото. Вот и Любовь Шевцова со своими друзьями. Я почему о ней вспомнила. Бывает, сейчас молодые люди начинают сомневаться в молодогвардейцах, в подвигах на войне, называя это большевицкой пропагандой. Я училась с героями. Да на войне подняться под ураганный огонь фашистов из окопа и пойти в атаку – это уже геройство. Но ведь какие пытки выдерживали молодогвардейцы и не предавали… Я у таких людей училась мужеству. Мне было 17, но решения принимала сама. Идти в разведшколу, например. Мы горячо и искренне верили в наши идеалы, беззаветно любили нашу Родину, за которую, не задумываясь, могли отдать свою жизнь. Завезли нас в лес, кажется, под Саратовым. Сказали, кто сможет связаться по рации с Москвой, того и отправим на фронт. У меня это получилось. В группе «донбассовцев» я и попала на фронт, точнее, в тыл фашистов. В самолете готовимся к прыжку. Один парень из группы так боялся прыгать, так не хотел, как чувствовал. Погиб. Стропы парашюта зацепились за какую-то часть самолета. Капитан говорит мне, делай шаг и лети. Я сделала этот шаг…   Земля понеслась навстречу мне. Казалось, что она летит, а не я. Это был мой первый прыжок. Помню, думала еще о кольце запасного парашюта… если не раскроется основной…». В этом месте Анна Васильевна замолчала. Ей было трудно вспоминать. Рассказ получился оборванным, как многие жизни ее боевых друзей. А я мысленно начал писать стих об этих мужественных женщинах, в 17 взявших в руки оружие. Я выполняю и второе обещание, данное Вере Кирилловне.

  - Не страшно сделать шаг из самолета,

Туда, навстречу мчащейся земле?

- Нет, это ведь обычная работа,

Все потому, что это на войне.

- Так первый раз?

- А кто об этом спросит.

  Вот, если что, сказали мне, - кольцо…

А ветер парашют на сосны бросил

И дышит смертным холодом в лицо.

И срочно – связь! Прыжок уже забытый.

Лишь точки и тире – язык простой.

  А рядом лучший друг лежит убитый,

Мгновение назад летел с тобой.

- Добрались, штаб!

Потери небольшие.

Добрались, штаб!

Уже в тылу врага…

Война – земное пекло для мужчины,

Как девочка в 17 лет смогла

  Ползти по снегу, прыгать с парашютом

И в окружении не дрогнуть под огнем?! …

Спасибо Вам за солнце и за утро,

За этот мир, в котором мы живем!

Владимир ПЕТРУШЕНКО

нет
Статьи: 
Теги новостей: 
Комментировать
Цитировать
facebook google+ tweeter live rss