04.07.2012, 22:25

«Дети радуги» — или жизнь вопреки

Н. Беленькая | Все новости автора

facebook google+ tweeter live rss

   «Дети радуги» - это центр помощи детям с аутизмом, эпилепсией, задержкой психо-речевого развития и другими похожими заболеваниями. Он появился в Северодонецке по инициативе двух мам, которые воспитывают детей с такими особенностями, и неравнодушных педагогов. Несмотря на отсутствие поддержки со стороны государства, скептическое отношение градоначальников и равнодушие общества, одноименный благотворительный фонд и сам центр работают уже почти два года. Сегодня в нем занимаются не только с детьми из Северодонецка и близлежащих городов, - огромную поддержку и практическую помощь здесь нашли семьи из России и даже дальнего зарубежья.

     История первая. От отчаяния — до создания Радуги
«Эти дети могут кричать и кусаться, но не потому, что они плохо воспитаны, а потому, что испытывают резкую боль от какого-то звука, яркого света, скопления людей»

   Общие трудности всегда объединяют. В этом убеждает пример родителей, которые воспитывают детей с серьезными психическими заболеваниями. Тяжелые диагнозы сыновей объединили их мам — Татьяну Викторовну Соболеву и Наталью Евгеньевну Абрамову — и побудили создать центр специализированной коррекционной помощи для своих малышей.
«Единственную “помощь”, которую предлагает нам государство — отказаться от своих детей. Для них нет места в садике, школе, санаториях», - говорит Татьяна Викторовна.

   «У детей-аутистов нарушено восприятие мира, их некоторые органы чувств работают в тысячу раз сильнее, чем у нас, а другие — гораздо слабее. Эти дети не играют со сверстниками, не контактируют с окружающими. Они замыкаются в себе, они могут кричать и кусаться, но не потому, что плохо воспитаны, а потому, что испытывают резкую боль от какого-то звука, яркого света, скопления людей. Их надо учить общаться», - рассказывает врач-логопед Галина Константиновна Скаженик.
- Как часто встречаются такие диагнозы?
- По официальной статистике, это один ребенок на сто человек. Причем у мальчиков это заболевание встречается в четыре раза чаще, чем у девочек. У нас в городе по официальной статистике проживают 19тыс.200 детей, выявлено 26 таких малышей. Есть дети, которые имеют черты, характерные для аутистов, но они не диагностированы, потому что не хватает специалистов, и не у всех родителей есть финансовая возможность постоянно ездить в столичные клиники.
   Также нет специалистов, которые могут правильно диагностировать аутизм. Зачастую родители начинают тревожиться, когда ребенок не пытается учиться говорить. Многим таким детям ошибочно ставят глухоту, потому что они не реагируют на звуки. А потом оказывается, что слух сохранен, и проблема совсем в другом.
   В США проблемой аутизма (от лат. autos — "сам", аутизм — погружение в себя) занимаются уже порядка 60 лет, в Европе — 45 лет, в России — больше 20, в Украине — последние 15 лет.
- Есть ли у вас возможность перенимать их опыт?
- Да. Уже 10 лет в Киеве существует специализированная школа «Сходинки». Мы — их аналог, сразу после открытия центра все наши специалисты прошли там стажировку. Сейчас у нас работают шесть педагогов: дефектолог, психолог, реабилитолог, логопед, коррекционный педагог, музыкальный терапевт. Еще очень нужен олигофренопедагог. Вообще трудно найти желающих работать с такими детьми, большинство стажирующихся не выдерживают дольше двух недель. Те, кто остались — действительно имеют такое призвание и вкладывают в наших деток самих себя.
   В нашем центре прекрасная материальная база: благодаря интернету директору Фонда удается собирать средства отовсюду. Нам помогли приобрести технику, мебель, методические пособия, развивающие игры и книжки, инвентарь, у нас большая коллекция профессиональных музыкальных инструментов.
- Как проходят занятия в центре?
- В основном специалисты занимаются с каждым ребенком индивидуально. Три месяца назад мы создали одну мини-группу из деток, которые ходят к нам давно. Мы их сводим вместе по субботам, и у них, как в школе — четыре занятия с разными педагогами, в разных кабинетах.
- Вы могли бы привести пример: чего ребенок не умел, и здесь научился?
- У этих детей очень маленький прогресс, их «шаги» крохотные по сравнению с обычными детьми. Но на самом деле для них это огромные шаги!
   Сыну директора нашего Фонда 10 лет. Два года назад он кроме слова «мама», причем не относительно к маме, не говорил ничего. Сейчас он говорит предложениями: «Галина Константиновна, откройте пожалуйста дверь. - Кому? - Мне».
   Другой ребенок сильно кричал на улице, не играл с детьми, кусался, сам себя травмировал. Сейчас он спокойно ходит с мамой за руку в магазин, играет с детьми во дворе, научился выкладывать из букв слова на доске.
   Надо сказать, что все родители проблемных детей — настоящий пример мужества! Только представьте, от ребенка нельзя отвернуться ни на секунду: они могут поранить себя или кого-то, что-то сделать неосознанно — а это постоянное напряжение. Такие дети не посещают садик, их не берут в школу; но это не значит, что они не обучаемы, их нужно учить по-особенному. Мы уже добились того, что наши дети — это партнеры, и работаем по принципу: «Делай, как я».

Продолжение следует.

нет
Теги новостей: 
Комментировать
Цитировать
facebook google+ tweeter live rss