25.10.2017, 15:08

Виктор Исаев, «Доктор Неболит» - уникальный врач-переселенец из Донецка, возглавивший областной хоспис в Закарпатье

Петр Владимиров | Все новости автора

facebook google+ tweeter live rss

Я занят важным делом, на телевизор иногда поглядываю, и вот неожиданно вижу знакомое лицо на весь экран: узнаваемые, улыбающиеся глаза – Павлович! Вот, все-таки, друг нашелся! Три года, как пропала связь с ним, с его родным Донецком. И теперь он, оказывается, уже известным врачом работает…в Закарпатье?!..

Последний раз он мне звонил из Донецка в 2014-м, рассказал, что работа у него как у врача серьезная, ошибиться не имеет права. До сих пор не ошибался. Руку набивал в ГДР (армейский госпиталь). Дважды стажировался в США по обмену опытом. После визита американцев в Донецк — показал свою работу. Американцы выписали сертификат, который не имеет юридической силы в Украине, однако, пригодился при защите диссертации, потому как нашлись корифеи, которые считали подобные процедуры нереальными и сугубо теоретическими. Его научный руководитель в Киеве, двое донецких коллег — в Ужгороде. Мединститут перевели в Краматорск. Там целый оплот «науковцев». Часть в Днепре. Но потом война, как броневая машина пехоты по пашне, прошлась по их судьбе и разделила ее на две половины: жена осталась в Донецке, дочь уехала в Волгоград, Виктор Павлович выехал из города, стал переселенцем, точнее, временно перемещенным лицом…

Такая предыстория. А сейчас голос диктора за кадром комментирует происходящее… Сообщает, что анестезиолог, онколог, альголог (врач, лечащий хронический болевой синдром), автор множества научных патентов, кандидат медицинских наук Виктор Исаев, который до 2014 года работал в Донецке, недавно возглавил областной хоспис в Закарпатье. Благодаря разработанному в Донецке новому методу обезболивания многие больные с тяжелейшим диагнозом были избавлены от страданий, смогли вести привычный образ жизни столько времени, сколько их организм мог бороться с неизлечимой болезнью.

Доктор Исаев до сих пор помнит одного из своих первых пациентов — дончанина Сашу Кирюханова, которому он продлил жизнь, и от которого получил прозвище «доктор Неболит».

Мальчик попал к врачу в 2000 году с адской болью. В 14-летнем возрасте у него обнаружили саркому — быстро развивающуюся злокачественную опухоль кости бедра. О том, как мужественно ребенок терпел боль, Виктор Павлович вспоминал каждый раз, когда смотрел на подаренный им рисунок. В больнице Саша шариковой ручкой нарисовал на доброго врача дружеский шарж и подписал — «Доктор Неболит».

Спустя полтора года обезболивания и лечения Саше стало легче. Он окреп, встал на ноги, вернулся к обычной жизни, и доктор потерял его из виду на шесть с лишним лет. Их случайная встреча была сродни чуду. Однажды на спортплощадке, которую Виктор Павлович посещал ежедневно, к нему обратился паренек. «Вижу, вы отжимаетесь без перчаток. Как удается избегать мозолей на руках?» — спросил он. «Я этого не боюсь: у меня руки продубленные работой». — «Виктор Павлович, это Вы? «Доктор Неболит»? Это я — Саша». Саша был жив и занимался спортом! Оказалось, что они жили в одном квартале.

Перед камерой о враче Викторе Павловиче с благодарностью вспоминают его пациенты. Вот типичная история.

Несколько лет назад у Ольги, жительницы небольшого городка на Донетчине, обнаружили рак. Лазерное облучение не помогло. Начались проблемы с кишечником, злокачественная опухоль дала метастазы. Женщине приходилось терпеть нечеловеческую боль.

Рассказывает Ольга.

— Уже не в силах переносить страдания, я хотела руки на себя наложить, — признается 35-летняя Ольга. — Меня муж спас — из петли вынул. Рассказывал потом, что почему-то решил раньше прийти с работы, словно почувствовал неладное.

Местные врачи отправили больную в областной центр. Но в нескольких медучреждениях Донецка женщине твердили одно: «Вы — не наша пациентка!» Приняли только в противоопухолевом центре. Четыре курса химиотерапии приостановили развитие онкозаболевания, однако ужасная боль не исчезла… Ольгу поместили в хоспис — отделение для безнадежных больных.

— Боль была такой сильной, что я не могла спать, — вспоминает Ольга. — Мне постоянно кололи морфий. Одна бабуля, соседка по хоспису, сказала: «Отсюда не выходят, вместе помрем!» А у меня дома сын и муж… После этих слов я потеряла надежду когда-либо к ним вернуться.

Помощь пришла неожиданно: врач-альголог (анестезиолог, лечащий хронический болевой синдром) Донецкого противоопухолевого центра Виктор Исаев и заведующий отделением интенсивного сестринского ухода Дмитрий Шкарбун предложили пациентке новый метод обезболивания. Она сразу согласилась.

— По методу доктора Исаева обезболивающее мне ввели не внутривенно, как обычно, а через специальный катетер, идущий в эпидуральное пространство, которое находится между позвоночником и спинным мозгом, — говорит женщина. — Вы не поверите: через день после этого мне снова захотелось жить!

Вскоре Ольгу… выписали из хосписа.

Телепередача заканчивается. Я узнаю номер телефона хосписа, потом и Виктора… Он для меня, прежде всего, друг, дружок (был у меня свидетелем на свадьбе в Свистуновке), а уж потом известный врач, со всеми регалиями.

Последний раз мы с ним разговаривали по скайпу, он был еще в Донецке. Это его родной город. Потом все оборвалось... Как сказал Гамлет своему другу Горацио, «дальнейшее молчание…». И вот молчание и неизвестность прервались прекрасным образом. Значит, Виктор, то есть, известный врач Виктор Павлович Исаев, начал новую жизнь. Жизнь переселенца. А я прекрасно помню, как он начинал как сельский врач…

«Доктор Айболит»

Мы с Виктором ровесники, познакомились и сдружились в замечательное постинститутское время. В самом конце семидесятых. Он закончил мединститут и приехал по распределению в село Свистуновка Сватовского района Луганской области. Я закончил пединститут и попал в это же село по этим же причинам, то есть, по распределению. Он весь светился добротой. Особенно его любили дети. Виктора и назвали дети доктором Айболитом, потом это как-то к нему по-доброму приросло, и уже все его пациенты стали к имени отчеству добавлять: пожалуйста, добрый доктор Айболит, вылечите нашего ребенка, на вас вся надежда. И он практически всегда оправдывал эти надежды. А во время приема ребенка всегда шутил, рассказывал какую-нибудь детскую смешную историю или сказку, чтобы отвлечь ребенка от боли. Вот это желание снять боль с пациента станет основополагающим в его работе, приведет к научным находкам и открытиям. Ездили мы неоднократно и в гости к Виктору в Донецк. Особенно подгадывали под европейские кубки, чтобы попасть на игру «Шахтера» с каким-нибудь европейским грандом. А еще мы с ним каждый год летом ездили в Крым, в Симеиз. Купались возле знаменитых скал Монах, Дива, Кошка… Замечательное это место отдыха.

Как Виктор впервые спас жизнь человеку…

С горы Дива, с «пяточка» (высота метров 12 над уровнем моря) мы прыгали с Виктором вместе с местными ребятами. Выше нас были еще два «пяточка» для прыжков: 20 метров и 28. С последней точки тогда прыгал только один человек — симеизец Саша. Он, кстати, дублировал прыжок цыганка со скалы в фильме «Неуловимые мстители». И вот к нам на пяточек (12 м.) поднимается подвыпивший мужик и собирается прыгать вниз головой…Перед этим он крикнул на пляж невнятным, но торжествующим голосом: «Маша, смотри, для тебя»! И тут на пути его «подарочного» прыжка вдруг встал Павлович. Он просто не пускал пьяного на «пяточок», слава богу, его габариты позволяли ему это делать. Возмущенный «самоубица», после того как понял, что не одолеть ему запрет, начал кричать: «Ты кто такой?». — «Врач». — Просто ответил Виктор. Честно говоря, всем нам, прыгающим, это не казалось архиопасным, наоборот, даже хотелось посмотреть, как этот «спиртсмен» будет лететь мешком вниз. И только Виктор понимал, что значит, на такой высоте передать (зайти в воду спиной) или недодать (зайти в море животом). И тут наш любитель смелых напитков и экстрима обманул дежурившего у пяточка врача. Он сказал ему: «Посмотри вверх, вон там сейчас парень прыгнет и разобьется!». Мой друг поверил, отошел на шаг и стал рассматривать отметку в 28 метров. Этой паузы было достаточно, чтобы настырный прыгун еще раз крикнул на берег победные слова Маше – «Для тебя!» — и оказался в свободном полете головой вниз, как он надеялся. Но получилось — чисто спиной вниз. И тут Павлович схватил меня за руку и крикнул: «Прыгаем! Он утонет!» Мы прыгнули, а Виктор действительно спас любителя высоты и виски, оказав ему первую срочную и необходимую медицинскую помощь, после того как мы его, захлебнувшегося, вытащили из пены морской. Мужика с плачущей Машей забрала «скорая», ему потом удалили правую почку. Но если бы не Виктор, он бы не выжил вообще… Вот так врач Исаев, следуя клятве Гиппократа и просто своим человеческим принципам, спас человека.

Итак, у меня на руках телефон друга, он же доктор Айболит, он же доктор Неболит и уважаемый врач и ученый. Набираю номер. Возможно, именно сейчас после телеочерка к нему пытаются дозвониться многие: и родственники, и сельские друзья, коллеги, сокурсники…особенно пациенты, которым он вернул веру в жизнь, а некоторым и саму жизнь.

«Конечно, многие хотели бы сейчас ему позвонить…», — думаю я и набираю номер… И вот гудки долгожданно прерываются и знакомый голос обращается ко мне… «Да, я Вас слушаю…. Говорите…».

Теги новостей: 
Комментировать
Цитировать
facebook google+ tweeter live rss