22.01.2013, 10:43

Основание для убийства Щербаня - невозможность поделить рынок газа в Донецкой области

Ольга Кихтенко | Все новости автора

Следователи утверждают, что основанием для убийства народного депутата Евгения Щербаня, в организации которого подозреваются экс-премьер-министры Юлия Тимошенко и Павел Лазаренко, стала невозможность поделить рынок газа в Донецкой области.

Об этом пишет ”Коммерсантъ Украина” (№7 (1710), 22.01.2013), ссылаясь на сообщение о подозрении, переданное 18 января Ю.Тимошенко.
“Следователи утверждают, что основанием для убийства в 1996 году народного депутата Евгения Щербаня, в котором подозреваются Юлия Тимошенко и Павел Лазаренко, стала невозможность поделить рынок газа в Донецкой области. Адвокаты Юлии Тимошенко еще не изучили этот документ, но допускают, что в нем содержатся ”безосновательные и ничем не аргументированные обвинения”, - пишет издание.
Газета отмечает, что в первой части документа “излагаются обстоятельства появления на украинском рынке компании ”Единые энергетические системы Украины” (ЕЭСУ), которую возглавляла Юлия Тимошенко, и формирования задолженности компании перед Министерством обороны России (МО РФ) за купленный газ в обмен на предоставление строительных услуг”. “Следствие установило, что ”своими умышленными действиями Т., действуя по предварительному сговору с Л., причинила государству Украина материальный ущерб в особо крупных размерах на сумму 3 млрд. 113 млн. 53 тыс. 506 грн. 26 коп.”, - сказано в статье.
По данным “Коммерсантъ Украина”, “вторая часть документа посвящена обстоятельствам подготовки убийства народного депутата II созыва Евгения Щербаня”. “По версии следствия, предпосылкой к совершению этого преступления стали действия тогдашнего первого вице-премьера Павла Лазаренко, который лоббировал принятие 22 декабря 1995 года постановления правительства N1033 ”Порядок обеспечения природным газом народного хозяйства и населения в 1996 году”. Согласно этому документу, за каждой областью закреплялся единый оптовый поставщик газа, у которого все предприятия были обязаны закупать топливо по установленной им цене. В Днепропетровской и Донецкой областях таким поставщиком оказалась компания ЕЭСУ. ”За предоставление протекции на государственном уровне, лоббирование интересов и устранение преград в работе предприятия президент ЕЭСУ (Ю.Тимошенко) систематически перечисляла на указанные Л. счета в банковских учреждениях денежные суммы в размере 50% от всей прибыли, полученной компанией от совершения коммерческой деятельности”, — утверждает следствие.
“В Генеральной прокуратуре (ГПУ) уверены, что ”одной из преград” на пути реализации этого плана стал Евгений Щербань, который в свою очередь инициировал появление распоряжения председателя Донецкой облгосадминистрации от 12 февраля 1996 года N71. Оно носило аналогичное правительственному документу название, но разница заключалась в том, что ”единой организацией, которая уполномочена на заключение договоров с оптовыми импортерами природного газа на поставку его предприятиям Донецкой области”, является не ЕЭСУ, а корпорация ”Индустриальный союз Донбасса”. Как утверждают следователи, ”на этой почве” между П.Лазаренко, Ю.Тимошенко и Е.Щербанем ”возникали конфликты, поскольку предприятия, подконтрольные последнему, категорически отказывались работать с ЕЭСУ на условиях Т. и Л. (так в документе обозначены Ю.Тимошенко и П.Лазаренко)”, - пишет газета.
Издание, ссылаясь на Генпрокуратуру, отмечает: ”Так как непосредственно Т. и Л. не могли совершить убийство Евгения Щербаня, они решили заказать его другим лицам, то есть организовать убийство”.
Дальнейшие события, по версии следствия, развивались так: «В первой половине 1996 года советник Павла Лазаренко Петр Кириченко, ”не зная об истинных намерениях Т. и Л.”, организовал в доме отдыха ”Пуща-Водица” встречу Павла Лазаренко с уголовным авторитетом из Днепропетровска Александром Мильченко по прозвищу Матрос”. “Как утверждают следователи, в начале года они встречались несколько раз, и на одной из таких встреч господин Лазаренко познакомил Матроса с Юлией Тимошенко. ”Т. и Л., действуя по предварительному сговору между собой, заказали М. (А.Мильченко) убийство Евгения Щербаня, гарантировав за это выплату вознаграждения в размере $3 млн и, по просьбе М., содействие в приватизации Царичанского завода минеральных вод”, — указывается в документе. Для выполнения этого заказа Матрос обратился к руководителям банды, которая с конца 1993 года действовала в Украине, а в 1995-м организовала убийство президента футбольного клуба ”Шахтер” Ахатя Брагина”, - пишет газета.
В ГПУ утверждают, что ”для обсуждения условий выплаты вознаграждения за убийство Евгения Щербаня” в первой половине 1996 года Юлия Тимошенко лично встречалась с Матросом и одним из руководителей банды в столичном отеле ”Национальный”, где в то время жила”.
Издание сообщает, что в материалах следствия сказано, что “в подготовке убийства Евгения Щербаня были задействованы 15 человек”, а “часть оговоренной суммы за убийство — $500 тыс. — Павел Лазаренко передал Александру Мильченко через своего помощника, а тот отдал их Матросу 4 ноября, специально для этого отправившись в Днепропетровск”. “После этого, утверждают следователи, Юлия Тимошенко и Павел Лазаренко начали медлить с выплатой остальной суммы. ”Помощник Л. К. (Петр Кириченко) по просьбе М. встретился с Т. и сообщил о его недовольстве, связанном с промедлением выплаты остальной части денег за выполненное убийство Щербаня, на что Т. сказала, что заплатит”, — уверены следователи. После этого Ю.Тимошенко, ”реализуя совместный умысел с Л.”, обеспечила перевод денег на счета Петра Кириченко, который в свою очередь должен был перевести их на счета Мильченко ”и руководителей преступной банды”. Особенно активно платежи (всего их было 9) со счетов проводились в мае 1997 года. Общая сумма выплаченных денег за убийство Е.Щербаня составила $2,82 млн. ”Таким образом, своими умышленными действиями, которые выразились в организации совместно с Л. умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах — из корыстных мотивов, Т. совершила преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 19. п. ”а” ст. 93 Уголовного кодекса (в редакции 1992 года)”, — подытожили в ГПУ”.
Газета пишет, что группа защитников Ю.Тимошенко пока не успела ознакомиться с содержанием этого документа. ”Никто, кроме Юлии Тимошенко, еще его не видел, она не успела передать его нам. Но, исходя из заявлений руководства Генеральной прокуратуры, я могу допустить, что все, что содержится в этом ”сообщении о подозрении”, — безосновательные и ничем не аргументированные обвинения”, — заявил изданию один из адвокатов экс-премьера Александр Плахотнюк.
Он добавил, что при передаче этого документа его подзащитной была нарушена процедура, поскольку Ю.Тимошенко ”не разъяснили ее процессуальные права”.<

Теги новостей: