Лента Памяти. Осколки войны болят... Автор Кристина

Петр Владимиров | Все новости автора
facebook tweeter live rss

Война оставила свой отпечаток в душах и солдата, и мирной селянки. Кого-то надломила, кого сделала выносливее, более жестким, но не жестоким: в деревне люди помогали друг другу как могли.
Помнится, как немцы, угонявшие домашний скот в Германию, были разгромлены советскими солдатами. В страхе животина разбежалась, но две коровы прибились к деду. Одну он отдал нам – то-то радости было! Назвали рогатую Манькой. Оказалась та славной кормилицей для нашей большой семьи – несмотря на то, что по селу собирали налог продуктами, в это непростое время мы, наконец, могли попить парного молока, поесть творога и сметанки. Из навоза и соломы лепили кирпичики и сушили на солнце – это было нашим топливом на зиму. Завели курочек — были и яйца.<

Детство было. Но военное. На то и называют нас детьми войны.
Дни затишья шли своим чередом. Пока мама на работе – мы управляемся по дому, следим за хозяйством. Справившись с «нарядом», бегали на луг, а купаться — на ставок. С деревенскими ребятами жили дружно – те, что постарше, даже помогали нам сделать домашнюю работу.
Не обходилось и без розыгрышей и всяких происшествий. Однажды мама приказала пасти квочку с курчатами и следить, чтоб коршун не унес их. Но лето же, нам, сорванцам, хотелось вдоволь наиграться – дети все-таки. Соседские ребята посоветовали оставить птицу на время в доме, пока погуляем. Так мы и сделали. Набегавшись, наплескавшись в ставке, прилетели мы домой. Смотрим – квочка бегает-кудахчет по двору, цыплят – ни одного! Забежали в дом и все поняли. Под самым окном стояли ушаты с водой. Курочка прыгнула на ушат и по подоконнику через незастекленное отверстие в окне выскочила на улицу. Следом, один за одним – цыплята, но они угодили в воду и утонули. Из всего приводка остался только один цыпленок, да и тот только потому, что хромой был, — видно, сил допрыгнуть не хватило. То-то слез было: и цыплят жалко, и что от мамы будет? Но она на нас руку никогда не поднимала, только ругала.
А как-то деревенские сказали: «Там гребля на большом ставке прорвалась, рыбы – уйма!» Сестра схватила прорезиненный мешок из плащ-палатки, что воду не пропускал – и бегом к водоему. Сидим с братом во дворе, ждем нашу рыбачку. Видим, идет и тащит за собою мешок. Подходит ближе, кричит: «Несите скорее корыто!» Навалившись всем весом, выволокли деревянное корыто — в те времена только такие умельцы и мастерили. Умаявшись, вывернули мешок, а там оказалась чистейшая вода — и ни одной рыбины. Вот было и смеху, и разочарования: это ж надо, чтоб нас так разыграть – переть издали такую ношу!
…Вся сельская ребятня тогда занималась вместе в одном классе. Писали на фанерных дощечках, а дома – на рыжих листах самодельных тетрадей. Чернилами нам служил сок бузины, вместо ручек – веточки деревьев с привязанными перьями. Учительница нас, едва одетых, в первую очередь сажала у печки-буржуйки, чтоб мы обсохли и как следует отогрелись, а потом уж и занятия проводить можно. А в однажды нам выдали пиджачок и шапочку, говорили, что это вроде как гуманитарная помощь из Америки. Вещи были не новые, но мы рады были и тому.
Война ребенку помнится осколками – одни острые, больно режут память, другие отражают радужный свет.
Явственно запомнилось окончание войны. Все деревенские собрались у сельсовета, и наш председатель громко и радостно сообщил: «Война окончена, да здравствует Победа!!!» Все радостно восклицали и одновременно – плакали. Пришел с войны муж нашей соседки, и они недолго думая вернулись в Лисичанск. Наша семья тоже засобиралась на родину. Председатель тогда долго уговаривал нас остаться жить в деревне, брата обещал выучить на тракториста и нам с сестрой помочь в получении дальнейшего образования, ведь учились мы хорошо. Но мама отказалась – в Лисичанске завод, сын пойдет в ФЗО, мы – девочки – вместе со сверстниками в городскую школу. Корову Маньку взяли в колхоз. Досталось скотинке в войну и после окончания: и в ярмо запрягали, пахали на ней землю, ходила работать в упряжке – возила с поля урожай. Жалко было с ней расставаться. Как и со всеми деревенскими ребятами – как сложились их судьбы, бог ведает…
Перебраться в Лисичанск выделили нам телегу – сложили собранный свой урожай и то, что заработали на трудодни в колхозе. Забрали с собой и кошку. Правда, несли ее по очереди на руках. «Потому как на телегу ее нельзя — лошади тяжело будет», – подшучивал извозчик.
Вот так и вернулись мы в свой родной город.
Автор Кристина

field_vote: 
0
Голосов пока нет
facebook tweeter live rss