Я бы в безработные пошел...

 

Богач – безработный.<

Американского безработного видели? Ну, по телевизору, конечно. Жал­кое зрелище, правда? Глаза потухшие, голова в плечи ушла. Вся надежда на жалкое пособие. Теперь на нашего украинского безра5отного посмотрите. Наши безработ­ные - самые безработные в мире. Глаза горят, щеки пылают. На толстой борцовской шее - массивная золотая цепь. Моего Бобика такая выдержит. Соседского Бима - нет, конечно, порвет. А Бобика точно выдержит. Бараку, который Абама, чтобы такую заработать, надо, как минимум, помирить евреев с арабами. А у нас - всего ничего: брось свою работу и подайся в безра­ботные. Стань для порядка на биржу, а сам займись перевозкой ширпотреба из одного места в другое для продажи. Например, из харьковского оптового рынка в Донбасс на базар. Набрось цену, процентов так на сто и кричи, вырабатывай дикцию: « А кому лучшие в мире китайские курточки харьковского покроя?». Через неделю-две и ты на шею такую же золотую цепь напялишь. Не верится? Давайте вместе посмотрим на горожан. Представьте, что мы снимаем скрытой кинокамерой. Идем по улице Ленина... Такая нсть в каждом городе. Вот трое идут навстре­чу. Похожи на безработных? Да что вы! Возьмите крупным планом. Ну и что, что шатаются? На какие шиши пьют? Объясняю. Это вообще не безработные. Слева крайний – работник библиотеки. У него приобретенный авитаминоз. А сейчас выгляните в окно – март. Самое время авитаминоза.  Нет, лучше посмотрите в календарь – март. А то в окно сейчас такое увидите  –круче февраля получается. Посередине – человек, уважаемой когда-то профессии, - учитель. Справа – работник Дворца культуры. Нет, они не поддерживают педагога, они сами за него держатся. У них истощение организма от недоедания, и вообще у них отвратительный анализ крови. Красиво идут! Ин-тел-ли-генция! Надежда культуры и нации.

Идем дальше. Вот кафе.  «Наедем» камерой на лицо сидящего за столи­ком. Вот это - безработный. Запоминайте атрибуты безработицы: пиво в баночках, бананы, шоколадки разные и все такое импортное-импорт­ное, рекламное-рекламное. Ну, просто сногсшибательный вкус!

Глядя на отечественного безработно­го, все больше трудяг работу бросают. Думают: на черта мне вкалывать за тысячу гривен, когда за одни коммунальные услуги надо шестьсот платить? Вольюсь-ка я лучше в широкие отряды без­работных. Буду, как все, крутиться, перекручиваться. Глядишь - и себе такую же шею отъем когда-нибудь.

Давайте выхватим камерой из толпы рабочего... крупным планом. Вот он — герой ушедших буден. Как живой! БУДТО ТОЛЬКО ЧТО С ДОСКИ ПОЧЕТА.

Победитель капиталистического соревнования! Захватывает дух? Нет… Кто теперь на обыкновенного рабочего смотрит? Из „мэрса" посмотреть на бедолагу - не разглядишь: большая пропасть между ним и смотрящим. Из-за столика ресторана - зрение не добьет, можно только через оптический прицел. Рабочий супермаркеты и рестораны десятой дорогой обходит. Сверху на трудягу посмотреть - жалкое зрелище: самый обыкновенный рабочий. Руки мозолистые, под глазами мешки, вместо гористого животика какая-то географическая впадина. Убогая картина.

Так и хочется закричать: ,Эй, вы там, наверху! Пора рабочим пособие по «работице» выплачивать, за то, что они еще работают. Не дай Бог рабочие уйдут в крутую безработицу - что делать будем, а? Представляете – кругом одни сплошные безработные, „крутизна", то есть. Не жизнь, а вечное купи – продай, обмани – ухвати. Вращайся, кто может. А не можешь - паши, как папа Карло, может, получишь когда-нибудь деревянный ключик от нарисованной двери счастья.

 

Литература: 
field_vote: 
0
Голосов пока нет