02.02.2017, 11:01

Фронт борьбы с коррупцией: трагический фарс или национальное единоборство?

Богдан Красиловский | Все новости автора
facebook tweeter live rss

Новые правоохранительные структуры, созданные для борьбы с коррупцией, в нашей стране существуют не так давно. Если быть точным, чуть более двух лет. За это время, полностью парализованным остается лишь Государственное бюро расследований. Руководителя этой структуры пока не избрали. После выборов одного из 19 отобранных комиссией претендентов орган должен к концу 2017 года наконец-то заработать. А пока что и власть, и оппозиция, и заполитизированные граждане обсасывают результаты исследований, представленные недавно Transparency International Ukraine.

Национальная «трагедия»

Скачок украинского Индекса восприятия коррупции с 2014 года до сегодняшнего дня перенес нас со 142 на 131 место из 176 стран всего мира. В любом случае, если внимательно рассмотреть карту, то станет виднее, что нас значительно опережает немало африканских стран, таких как Габон, Бенин и южноамериканских: Суринам, Гвиана.<

index-sprykniattya-korrupciji

Фото ti-ukraine.org

Целых одиннадцать пунктов безусловно вызовут волну восхищения в среде провластных аналитиков и блогеров. Немалая часть активистов-антикоррупционеров в то же время подвергнется нападкам после нелестных комментариев на тему реформ правоохранительной систему спустя почти три года.

На фоне этого волна возмущения и восхищения новыми проектами законов на языковую тематику несколько притупило желание украинского общества возмущатся уровнем коррупции. Хотя, в соответствии с Конвенцией ООН против коррупции, все необходимые условия для задействования общества, выполнены. В том числе это касается открытости данных, отчасти прозрачных конкурсов и неприкрытого интереса СМИ.

Временные трудности

Обязательства и обещания победить неотъемлемую коррупционную «отрасль» украинской экономики спустя три года не настолько исчерпаны. В том смысле, что запуск системы электронных деклараций и их непосредственной проверкой НАПК дает широкое поле для дальнейших прогнозов. Однако возможности новых антикоррупционных органов не сильно интересуют общество, хоть им и немало внимания уделяет пресса. Например, особенно никого не волнует вопрос назначения руководителя Государственного Бюро Расследований. На эту должность претендует немало личностей из групп влияния теперешнего министра Арсена Авакова, президента Петра Порошенка и прочих. Но ключевым моментом является оттягивание времени, необходимого для запуска Бюро.

Ориентировочно, первые шаги на пути к серьезным расследованиям, новый орган может делать уже в конце 2017 года. Но немалую долю противоречий вносят кандидаты на главу ГБР, которые имеют связи с олигархическими группами или в прошлом работали в СБУ, как экс-начальник следственного отдела управления Василий Вовк и нынешний депутат Юрий Македон. Что интересно, эти две кандидатуры представляют Винницкую область и их шансы не так уж и малы. Однако, также в списке есть и глава Военной прокуратуры Украины Анатолий Матиос. Как видно, конкуренция ожидает быть «жаркой».

Матиос

Фото day.kyiv.ua

Борьба ради борьбы

Борьба с коррупцией в Украине - воистину национальная забава. Переплюнуть ее может только поиск «зрады» и всех тех, кто ее в национальном пантеоне стереотипов представляет.

Однако, если главные подозреваемые в «государственной измене» личности умеють всячески канализировать протестные настроения, возникает сложный процесс, который есть первооснова украинской политической борьбы.

Принятие пакета антикоррупционных законов в конце 2014 года в нашей стране вывело борьбу с коррупцией на новый уровень. Спустя два года после этого заработал наконец-то сервер е-деклараций и НАПК начало проверять имущество чиновников, мониторить их способ жизни в избирательном порядке. Одновременно в дело вступило НАБУ, работники которого уже успели поучаствовать в конфликте с чиновниками Генпрокуратуры.

НАБУ_срецназ

Фото Цензор НЕТ

Кроме этого, новые антикоррупционные органы созданы также для того, чтоб «отбирать» у Генпрокуратуры полномочия. Например, для этого создан отдел САП, а долгожданное появление ГБР ликвидирует седственную функцию у органа, возглавляемого Юрием Луценко. Поэтому немало аналитиков прогнозируют, что создание новых структур будет и далее тормозится на всех уровнях. Об этом уже во всю трубят гражданские активисты, занимающиеся мониторингом новосозданных органов.

На стороне власти фактически находится ГПУ и судебная ветка, которые в последствии могут существенно ослабить борьбу с коррупцией, являясь наиболее коррупционными органами по сути. На фоне этого видим пока рост недовольства в обществе НАБУ и НАПК, поскольку каких-либо эффективных действий с их стороны невооруженный глаз обывателя не может разглядеть.

facebook tweeter live rss