03.03.2015, 07:51

Майкл Бинион: Неуступчивость и ложь Путина возмутили Меркель

Леся Матвеева | Все новости автора

facebook tweeter live rss

Из-за конфликта Британии с ЕС и определенный изоляционизм США надежды Запада на мирное урегулирование кризиса сосредоточились на Ангеле Меркель. Война и политический кризис в Украине - самый большой вызов европейской безопасности, который предстал перед лидерами Запада после окончания холодной войны. Все сильнее беспокоит следующее: если сейчас Запад не покажет своего единства и решимости в ответ на агрессию России, изменится весь баланс сил, и тогда можно ожидать новых угроз от Москвы другим странам Европы.

Но среди западных лидеров не наблюдается особой сплоченности, как и согласия относительно дальнейших действий. Несколько из них, в том числе и Барак Обама и премьер-министр Британии Дэвид Кэмерон, оказались исключенными из переговорного процесса вокруг перемирия на Донбассе; в то же время французский президент Франсуа Олланд и (особенно) канцлер Германии Ангела Меркель играют центральную роль в переговорах с Владимиром Путиным, управляя попытками Запада остановить расчленение Украины.<

За последние недели Меркель стала ведущей фигурой в урегулировании украинского кризиса. Несмотря на обвинения в попытках примирения Путина, она давно уже пытается сдержать его через переговоры, снова и снова найти дипломатическое решение. И действительно, фрау Ангела осталась единственной среди западных лидеров, кто все еще может разговаривать с хозяином Кремля. У нее сильная позиция, и это объясняется несколькими факторами. Во-первых, война на Донбассе сказывается на Германии сильнее, чем на любом другом крупном западном государстве. Немцы имеют тесные и важные экономические связи с Россией, будучи в то же время географически близкими к Украине. Они вполне понимают важность сохранения независимости всех бывших советских республик, но не хотят и окончательного разрыва отношений с Москвой. Это нанесло бы ФРГ крупные убытки из-за потери экспорта и поставило бы под угрозу ее энергообеспечение, учитывая значительную зависимость от российского газа.

Во-вторых, Меркель выросла в коммунистической ГДР, ей знакома ментальность бывших коммунистов и кагебистов вроде за Путина. Канцлер может непосредственно разговаривать с российским лидером: она хорошо владеет русским, а он по - немецки еще со времен работы офицером КГБ в Дрездене. Поэтому ей это легче, чем любому другому из руководителей Запада.

В-третьих, она хоть и понимает его ментальность, но не разделяет взглядов. Меркель - правоцентристка в политике, она абсолютно поддерживает Североатлантический Альянс и его роль. Это вызывает куда больше доверия лидеров НАТО к ней, чем к ее министра иностранных дел, лидера Социал-демократической партии Франка-Вальтера Штайнмайера, который, похоже, готов идти на уступки и давать Путину возможность продолжать агрессивную политику. Меркель считает, что Запад должен защищать свои ценности и опираться российской агрессии, и не боится прямо говорить об этом российскому руководителю.

Пока что ее попытки повлиять на последнего малоэффективны. Раньше она часто разговаривала с ним по телефону, но на саммите в Австралии ей не удалось после долгого двухчасового разговора убедить его вывести войска из Восточной Украины или заставить признать, что Москва напрямую участвует в этом конфликте. Неуступчивость и ложь Путина возмутили Меркель. Но она чрезвычайно терпеливый политик и всегда стремится продолжать разговор вплоть до достижения цели.

Олланда был приглашен составить ей компанию в Минске, чтобы добавить веса Запада на переговорах и показать, что не только Германия, но и весь Европейский Союз хочет прекращения войны в Украине. В целом Путин не чувствует к этому политику особого почета: считает непопулярного французского президента слабаком без настоящего влияния в стране или среди других западных союзников. Но Париж все еще хочет довести до конца соглашение об экспорте двух чрезвычайно дорогих авианосцев в России, и поэтому Олланд должен был показать, что он пытается договориться в Минске о мире. Общественное мнение во Франции решительно поддерживает суверенитет и независимость Украины, но голос Олланда в Москве весит мало. Однако для него любой внешнеполитический успех был бы важным, чтобы восстановить свою уменьшающуюся репутацию во Франции.

Дэвида Кэмерона вполне вытеснили на задворки этих переговоров по нескольким причинам. В Британии непростые отношения с европейскими партнерами, из-за этого она неохотно участвует в общеевропейских попытках договориться о мире в Украине. К тому же Лондон не имеет таких близких политических контактов с Москвой, как Париж или Берлин, а британское правительство так беспощадно критикует Путина, что российский лидер, очевидно, проигнорировал бы любое предложение Кэмерона, если бы тот поехал с Меркель в Минск. В Соединенном Королевстве грядут парламентские выборы, поэтому он больше не сосредотачивается на внешней политике, а пытается улучшить собственную репутацию в стране, акцентируя внимание на экономическом и социальном курсе Консервативной партии.

Очень удивляет неспособность Барака Обамы взять инициативу в свои руки. Много лет Соединенные Штаты защищали западные ценности и были главным защитником (военным и моральным) демократии и прав человека. Но хозяин Белого дома разочаровал мир, оказавшись слабым лидером в последние годы как у себя дома, так и в мире. В США он столкнулся с полномасштабным оппозицией всех своих внутренних законодательных инициатив со стороны воинственной Республиканской партии, которая сейчас контролирует Конгресс. Это подрывает любую его надежность в международных делах, потому что зарубежные лидеры не уважают того, в ком видят слабого политика, не способного объединить собственную страну.

Обама, кроме того, является идеологическим противником конфронтации. Как либеральный американец, что верит в эффективность переговоров в решении всех проблем, он отказался применять военную силу в любом из противостояний, на которые натолкнулся Запад. Построив свою репутацию на выводе американских войск из двух непопулярных конфликтов в Ираке и Афганистане, он не хочет втягивать США в новую холодную войну с Россией, даже в военную конфронтацию. В течение первого президентского срока он хвастался, что перезагрузил отношения Америки с Россией. И хоть теперь Обама презирает Путина и не доверяет ему, он не хочет потерять все ранее достигнутые успехи в переговорах о ядерных вооружениях.

В то же время Вашингтон от нового противостояния с Москвой потеряет меньше, чем его союзники. Соединенные Штаты не зависят от торговли с РФ или энергоносителей, поэтому могут требовать новых жестких санкций против Москвы без ущерба собственным интересам. Общественное мнение США враждебно воспринимает то, что называют российской агрессией в Украине, а в Конгрессе большое влияние имеет украинско-американское лобби, как и взгляды других американцев восточноевропейского происхождения, которые давно с подозрением относятся к мотивам России.

Проблема Обамы в том, что он балансирует между двумя стульями. Если будет отстаивать жесткую позицию и новые санкции против Москвы, это будет неприятно для Меркель и тех, кто считает, что дипломатии нужно дать еще один шанс. Кроме того, американский лидер боится, что открытая конфронтация с Москвой будет мешать ему договариваться с Ираном или вести переговоры о мире в Сирии. Даже осудив вслух российскую агрессию, он не хочет посылать большой контингент войск США в Европу на подкрепление НАТО, потому что знает, что скажет общественное мнение в его стране: европейцы должны лучше защищать собственные интересы. Квазиизолиционистскую политику Обамы широко осуждают американские правые, но она вообще популярна в обществе, уставшем участием в войнах за рубежом.

Проблема для всех четырех лидеров еще и в том, что общество на Западе не приветствует увеличение расходов на оборону. Если Альянс хочет реально сдержать Москву, нужно сделать гораздо больше для усиления личного состава его войска, вооружений и слаженности. А Запад знает, что защита может обойтись очень дорого в плане не только новых милитаристских расходов, но и предоставление Киеву постоянной финансовой поддержки для спасения экономики.

Поэтому есть целый ряд причин, почему Запад возлагает немало надежд на попытки достичь во главе с немецким канцлером мирной договоренности, которую не сорвут очередной раз «повстанцы» при содействии России. Но есть риск, что без серьезного намерения Европы и Америки противостоять Кремлю Путин снова будет играть на разногласиях между тамошними лидерами. Руководство НАТО все больше беспокоит неготовность Запада к новой, гибридной войны, к которой сейчас перешла Россия, и оно боится, что вскоре Москва попытается дестабилизировать других соседей, особенно страны Балтии. Поэтому на плечах Меркель лежит большой груз.

Майкл Бинион

Теги новостей: 
facebook tweeter live rss
n