24.02.2017, 10:13

В Украине хотели реанимировать милицию

Андрей Ежов | Все новости автора
facebook tweeter live rss

Два месяца назад народные избранники, в ходе предновогодней гонки принятия законопроектов, сделали то, что уже 12 лет хотели сделать в Кабмине – ликвидировали налоговую милицию. 23 февраля руководитель комитета по налоговой и таможенной политике Верховной Рады Украины попыталась удивительным способом «воскресить» этот налоговый орган.

Опечатка по Фрейду

В конце декабря народные депутаты приняли ряд законопроектов, которые должны были способствовать выполнению государственного бюджета на 2017 год. В переходных и заключительных положениях одного из них закралась ошибка, которая удалила из Налогового кодекса Украины понятие налоговая милиция. А глядя на то, как запутанно пишут у нас законопроекты и как депутаты их читают – опечатки никто не заметил и один из самых репрессивных органов канул в лету.<

Исправлять ситуацию бросился комитет по налоговой и таможенной политике, по вине которого, вероятно и лишились работы тысячи фискалов. В первом попавшемся законопроекте, который вносил изменения в налоговое законодательство страны, попытались исправить ошибки двухмесячной давности и вернуть на службу милицейское подразделение, однако народные депутаты данную поправку не приняли, чем оставили вооруженное оперативное подразделение в неопределенном правовом статусе.

Репрессивная машина

Налоговая милиция появилась в нашей стране 5 февраля 1998 года, когда ее правовой статус был закреплен в Законе «О государственной налоговой службе в Украине». До этого подразделение называлось налоговая полиция и руководствовалось в своей работе Указом Президента, а еще раньше отделом по борьбе с уголовным сокрытием доходов от налогообложения в структуре МВД.

В первые годы работы, подразделение пользовалось авторитетом у бизнеса и населения. Однако с годами превратилось в репрессивный и карательный инструмент в отношении бизнеса. Способствовала падению уровня доверия плановая система. То есть каждому сотруднику доводились показатели, которые он должен был выполнить. Планы были по доначислениям и взысканиям в бюджет, сколько материалов для возбуждения уголовных дел, по каким статьям уголовного кодекса и в каких отраслях промышленности должен был собрать налоговик. Кроме этого доводились показатели и в оперативно-розыскной деятельности. Невыполнение доведенных «норм» грозило увольнением. Вот и пошли милиционеры правдами и неправдами добывать «палочки» и «галочки». Огромное количество уголовных дел, возбужденных по материалам налоговиков, прекращалось в судах или на стадии досудебного следствия. Оперативные работники стали крышевать нелегальный бизнес, а также оказывать помощь в выбивании долгов. Система этому не сильно сопротивлялась. Особенно остро стал вопрос взаимоотношения бизнеса и налоговиков в период 2010-2013 годов, когда фискалы заставляли бизнесменов пользоваться услугами обналичивающих площадок, работавших под высшим руководством налоговой службы того времени.

Министр финансов Украины Александр Данилюк, в ходе выступления в Верховной Раде сказал: «Налоговая милиция - это репрессивный орган, давящий на бизнес, который не сокращает количество финансовых преступлений». Однако не стоит забывать, что на руках сотрудников налоговой милиции в настоящий момент находится огромное количество материалов о финансово-хозяйственной деятельности предприятий, а также дел оперативного учета и оружие, которое необходимо кому то передать, а правопреемника пока не создали.

Теги новостей: 
facebook tweeter live rss