27.08.2018, 17:36

В. Муженко об Иловайске: "У нас не было необходимости штурмовать его в 2014-м году"

Ольга Ранская | Все новости автора

facebook tweeter live rss

Начальник Генштаба ВСУ Виктор Муженко раскрыл ранее неизвестные подробности кровавых боев за Иловайск, которые произошли в августе 2014-го года.

Об этом он с разрешения руководства съемочной группы, которая работает над созданием документального фильма о боях за Иловайск 2014-го года, рассказал на своей странице в Facebook, опубликовав отрывки из своего интервью оносительно стратегического значения этого пункта, передает Час Пик.<

В частности начальник Генштаба рассказал, что стратегической ценности на то время Иловайск не представлял.

“Иловайск в июле имел определенный интерес для нас, как большая узловая станция, и в наших планах рассматривался как один из тактических эпизодов, тактических задач, который решался в ходе всей операции.

Операция имела широкий размах, более 400 км по фронту. Иловайск, как населенный пункт – это было просто как одно из тактических задач всей операции. Какого стратегического значения он для нас не имел, особенно уже в августе месяце, когда мы контролировали Кутейниково. А Кутейниково предоставило нам возможность перерезать как раз железнодорожное сообщение с Россией - железнодорожную ветку, которая идет через Амвросиевку – Кутейниково на Иловайск, а потом на Макеевку и Донецк.

То есть нам не было такой необходимости ставить Иловайск, как некий стратегический центр, который необходимо было взять.

19 августа мы взяли под контроль Ясиноватую. Где-то после 23-24 часа 95-ю бригаду мы вывели на восстановление боеспособности том, что мы имели для нее еще несколько задач, которые должна была решать. Их должен был заменить подразделения Национальной гвардии, которые были введены тоже в Ясиноватую.

На помощь этим подразделениям в дальнейшем должны были подойти подразделения 93-й отдельной механизированной бригады. Но до утра там должны были оставаться подразделения Национальной гвардии, которые могли удерживать контроль над Ясиноватой. 

С выходом 95-й бригады, подразделения Национальной гвардии покинули Ясиноватую и наутро мы обнаружили то, что Ясиноватая снова находится под контролем боевиков.

Перед нами возник вопрос возвращения контроля над Ясиноватой, и возникло предложение, чтобы не связываться с Ясиноватой, а сосредоточить свои усилия на Иловайске.

Тогда как раз была создана группировка из подразделений, добровольческих батальонов МВД. От нас тогда было привлечено по их ходатайству (МВД) только механизированную группу – это техника 51-й бригады, частично техника ротно-тактической группы 17-й бригады. Потом там еще была сборная (группа) из 93-й бригады, которая підтягувалась решению руководителя сектора “Б” генерала Хомчака. И управление должно было бы осуществляться ими. Но тогда генерал Хомчак проявил инициативу в плане того, что я хочу туда уехать, организовать взаимодействие.

Я, кстати, ему сказал, там достаточно полковника из вашего штаба для того, чтобы он поддерживал эту взаимодействие. Ваша задача управлять подразделениями во всем секторе. Он попросился, что буквально выедет, организует взаимодействие, посмотрит, там разберется в ситуации и вернется. Ну так случилось, что уже в период 20-21 августа завязались эти бои за Иловайск и он там так и остался и уже выходил непосредственно в ночь с 28 на 29 августа 14-го года”.

Относительно заинтересованности в штурме Иловайска определенных политиков и бизнесменов.

“Я думаю, что такое влияние было. Я не могу привести какую-то фактуру Вам, я думаю, что есть достаточно компетентных органов, которые должны заниматься и иметь определенную информацию. Это одно, а второе то, что я знаю об этом совещании, которая была у Корбана. Такая информация у нас была.

Была информация о встрече, которая была в Курахово. Там тоже вопросы рассматривались относительно важности критических объектов на территории Донецкой области. Были и там, я так понимаю, и определенные планы взятия под контроль Иловайска. Это был просто промежуточный этап к обладанию какими-то серьезными объектами. Возможно ТЭС, возможно какой-то другой объект на территории Донецкой области.

Мы, кстати, были слабо проинформированы о те объекты инфраструктуры, те объекты, которые влияли на жизнедеятельность вообще в этом регионе. В том числе о базы государственного резерва. И (например), которая была в Докучаевске, которая была оставлена. Мы запросы делали соответственно в министерство и в Кабинет министров и полного перечня таких объектов мы не получили.

На сколько они имели влияние, я сейчас не могу объяснить, лучше спросить у тех командиров батальонов и в тех людей, как Вы говорите имели или могли иметь влияние. Я такой вариант не исключаю”.

facebook tweeter live rss