18.12.2017, 16:29

«Станица Луганская. Очередь», или Главные правила поведения на блокпостах

Петр Владимиров | Все новости автора

facebook google+ tweeter live rss

Вот и снова я стою в колонне по пять. Снова очередь через два КПП, через линию разграничения. Неоднократно я упоминал в своих очерках этот новый феномен нашей действительности. Пришло время рассказать о нем самом, как о явлении, понятии, реалии жизни нашей.

Строго говоря, жившие в советское время знают много видов очередей. Вся их разновидность была в основном связана с понятием «дефицит» и суть их можно выразить фольклорно – словами известной частушки:

Продавец в мясном отделе обозвал меня свиньей. 

Люди думали «свинина», стали в очередь за мной…

Нынешняя очередь величиной в шесть-семь часов стояния также имеет дефицитно-коммерческую составляющую: люди с ЛДНР идут, с возиками – кучмовозами, с тачками – кравчучками на подконтрольную украинскую территорию за товаром, минимум для себя и семьи, максимум – для продажи. Но еще здесь и пенсионерный контингент – люди идут за пенсиями, так как оформляли, переоформляли их на подконтрольной территории. Ну, и наш знакомый контингент – переселенцы, временно перемещенные лица.

Читайте также: Вверх по лестнице, ведущей в небо (рассказ переселенца, часть 1)

Бегущий человек

Зимой, в конце 2015 г., пришла эта идея. Простоял на морозе в декабре пару часов в уже привычной очереди (а еще стоять минимум столько же) и понял, что ни теплая дубленка, ни откаченные уши приличной шапки, ни сапоги на меху не спасают. Стоящие вокруг выбивают чечетку и через каждую минуту посматривают на часы, словно они смогут хоть как-то ускорить процесс продвижения. И тут я побежал .Поднял руки, мол, посмотрите на меня, запомните: я здесь стою…Покинул очередь и стал бегать трусцой вперед пятьсот, назад пятьсот (как у Высоцкого). На следующий год зимой в нашем полку прибыло: бегущих людей прибавилось. Не скажу, что именно я стал законодателем моды, но – в том числе.

Предостережение №1: нельзя бежать мимо или уже около стоящих на линии военных. У меня был такой печальный опыт – вернули назад, пришлось с километр возвращаться.

Предостережение №2: не нужно беспокоиться курящим или имеющим патологии сердечнососудистой системы – это чревато тяжелыми последствиями. Вот буквально в августе этого года бегу по мосту от КПП до КПП (не от мороза, естественно, просто, чтоб часок выиграть), а мне мужчина, которого я обгоняю заботливо и грустно сообщает, что неделю назад умер переселенец в очереди после стремительного бега на опережение…

Правда, в этом году зимой особо бегать (находясь в очереди) и не пришлось. Теперь возле КПП построены большие палатки-шатры, в которых топят «буржуйками» и даже выдают бесплатно горячий чай. Также здесь находятся представители Красного Креста, которые могу померить артериальное давление или перенаправить в медучреждение тех, кому внезапно стало плохо во время стояния в огромной очереди…

Читайте также: Вверх по лестнице, ведущей в небо (рассказ переселенца, часть 2)

Ни объехать, ни обойти

А это главное, что надо знать в очереди «туда и обратно». Ни в коем случае нельзя сокращать путь, опережая и обходя натянутые веревки – канаты, исполняющие обязанности забора. Тем, кто пытается обойти очередь по прилегающей к посадке местности, могут потом просто возложить на месте взрыва цветы сердобольные граждане. Как это было с газелью, которая ехала вслед за объезжающим очередь автомобилей автобусом, но потом проехала дополнительных двадцать метров больше самостоятельно и… взорвалась.

Мобильник – могильник

Звонить самому и принимать звонки по мобильному телефону в очереди нельзя. Люди с автоматами (и с той, и с другой стороны) просто отберут мобильники (и архи дорогие) и выбросят телефоны за ограду, туда, где мины. Об этом я вспомнил, кстати, сегодня, слушая рассказ в очереди хрипящей переселенки, которая ехала в Краснодон за вещами с 14-лентним сыном. Переходя мост в узком месте (ширина чуть больше метра) парень упустил дорогой мобильный телефон в овраг и чтоб мама не ругала, хотел незаметно опуститься вниз и подобрать дорогую вещь. Но мать увидела уже слезающего с моста сына и закричала всего три слова. Три слова – и потеряла голос, так как кричала на надрыве и в стрессовом состоянии: «Назад!!! Там мины!!!». Парень вернулся. Бес телефона, но целым.

Чрезвычайные ситуации

Очень даже может быть, что человек, пересекающий КПП, линию разграничения может не успеть перейти на противоположную сторону до закрытия КПП, тогда приходится ночевать в упомянутых шатрах-палатках или проситься к хозяевам частного дома, например, на ночь, переночевать. Если это, конечно, на подконтрольной территории, то есть в самой Станице Луганской. На противоположном берегу Северского Донца сложнее – там надо возвращаться и добираться как-то до Луганска. Но бывают чрезвычайные ситуации, когда все перечисленное происходит в экстремальных условиях.

Читайте также: Какое это счастье – просто видеть (рассказ переселенца)

Вот последний такой случай, произошедший летом.

Станица Луганская. Очередь на КПП. Стоим шеренгами по пять человек два часа, еще примерно столько же стоять. Над головами зажужжал летающий «трутень». Да, именно так переводится с английского «дрон» (drone). Завис, словно размышляя, кого снимать, развернулся и пожжужал дальше в сторону реки Северский Донец. И накликал беду. Спустя полчаса раздались хлопки на том берегу, а недалеко от моста (по которому нам предстояло идти после пересечения линии разграничения) охнули два разрыва. Мины легли рядышком и почти одновременно. Еще пару взрывов прогремело на территории самой Станице, где-то в районе первого блокпоста. Очередь дрогнула, посыпалась. Основная масса людей ринулась к поселку, часть начала пытаться искать убежище за зданием автовокзала и двумя магазинами. Потом все стихло, но людей (для полной безопасности) начали организованно направлять группами в школу, в учреждения на ночлег, чтобы на следующий день все непрошедшие, заново заняли очередь до основной массы вновь приезжающих. А непрошедших оказалось около трехсот.

Я с новыми знакомыми (когда в очереди стоишь 3-5 часов обязательно приобретаешь новых знакомых) стали искать ночлег в частных домах. Приютили. В доме – бабушка, дедушка и внук. В огороде – коза Настя с наложенной шиной на ноге – осколок перебил.

Читайте также: День рождения козы Насти, или Бумеранг доброты (рассказ переселенца)

Очереди, очереди…

Вот и в Европу мы всей страной выстроились в очередь, ждем. Занимаем удобные места в долгом ожидании. Надо только правильно, по-европейски спросить: «Кто последний?» А не как мы обычно спрашиваем – «кто крайний?» Первый – он тоже крайний. Стоим. Ждем. Уезжаем. Кто посмотреть, кто заработать (все-таки достойные деньги), кто навсегда.

А где же очередь в Украину? Восстанавливать, отстраивать, создавать, творить?!… На своей земле, на благо своей страны и своего народа? Где эта очередь? Кто последний, мужики? Я за вами.

Читайте также: Виктор Исаев, «Доктор Неболит» - уникальный врач-переселенец из Донецка, возглавивший областной хоспис в Закарпатье

Теги новостей: 
Комментировать
Цитировать
facebook google+ tweeter live rss