07.06.2015, 19:28

Выживший в аду: Если бы этот танк не застрял на мне, то наверняка он перебил бы последних, кто остался на той позиции

Леся Матвеева | Все новости автора

facebook tweeter live rss

Я прыгнул прямо под танк, прокрутился в воздухе и упал на левую сторону, с пулеметом в правой руке и рацией в левой. Враги увидели, что я скакнул под их машину, развернулись и пошли правой гусеницей по окопу, решив меня задавить. Танк проехался по моей левой руке и ноге, то есть по всей левой стороне. Моя каска слетела, сапоги тоже. Машина остановилась и потом задом наехала на меня еще раз. Я оказался под ним. Гусеница шла как раз возле головы. Но я полностью был в сознании, то есть все чувствовал, видел и слышал.

Когда открыл глаза, они у меня смотрели в разные стороны. Я думал, что вот и все - это конец. Но когда танк проехал по мне второй раз, я не мог понять, почему еще жив, и подумал, если чувствую боль, значит еще буду жить.<

Родился я в Черновицкой области, а в последнее время жил в Черновцах. Работал сам на себя, то есть был частным предпринимателем. Когда в августе мобилизовали, я попал в 128 бригаду, 15-й отдельный горскопехотный батальон.


В сентябре нас отправили в поселок Золотое. Там было трудно, потому что мы только приехали на позиции и нас сразу начали обстреливать. Мы не успели ни окопаться, ни закрепиться. Самим пришлось вручную копать окопы под обстрелами и обустраиваться.

В Золотом мы были месяц, а потом нас перебросили в Дебальцево, оттуда в село Луганское, а затем на позицию которая называлась "Валера" - это высота 307,5 метров. Она находится где-то посередине между Троицким и Дебальцево. За нами была Горловка, а перед нами - вражеские позиции. Я тогда был старшим лейтенантом, а по военной профессии - командиром взвода минометной батареи. Однако на той высоте я был наводчиком, корректировщиком артиллерии нашей и соседних 25-ой и 26-ой бригад. Параллельно был и командиром, потому что мои ребята были там со мной. Меня забросили туда временно, как корректировщика, но мы укрепились и пробыли на позиции до января. Сначала все было спокойно, нас редко обстреливали. А вот в январе начались частые обстрелы. А с 20 числа - ежедневные, с разных сторон. И 23, 24, 25 января на нас пошли танки. Они хотели прорваться через эту позицию и закрепиться на ней. 23 числа мы отбили их, без потерь, без раненых с нашей стороны и даже захватили трофейный танк, 24-го тоже устояли на своей позиции.

А 25 января в нашу сторону произошло три атаки. Две из которых мы отбили, а во время третьей на нас шло 5 танков и БМП. И можно сказать, что мы удержали позицию, но на грани. Потому что нас буквально давили танками и наши отступили. На позиции почти никого не осталось.

В тот день все началось где-то около 7 часов утра. Враги обстреливали нас со всех сторон: из минометов, самоходных установок, из "Градов". Два часа лупашили, а потом на нас пошли танки. Они хотели прорваться с левой стороны, но у них не получилось. Я отсек их артиллерией и они отступили обратно в поселение Санжаровка. Все на некоторое время затихло, после чего начался двухчасовой артобстрел с их стороны. И новое наступление. Мы отбили их второй раз, но где-то около двух часов дня, они начали третий обстрел, пробивая себе пути. Они думали, что у нас есть минные поля возле реки Санжаровки. Когда прорвалась колонна из 10 танков и БМП, мы их хорошо видели, они шли параллельно нашей высоте, вдоль реки. Пять из них пошли дальше, а еще пять повернули в нашу сторону.

Я докладывал по рации, что идет колонна техники, дал координаты, но они были на полном ходу, поэтому в принципе трудно что-то было сделать артиллерией. Я понял, что в таком случае можно только вызвать огонь на себя. С нашей стороны был только 1 танк и 3 БМП, из БМП только одна рабочая. Все залезли в окопы, а окопы были по колено, ибо позиция находилась на скалистой местности и вырыть их глубже было невозможно. Протяженность окопов примерно 90 метров, но они шли урывками, где-не-где были завалены снегом. Против танков мы имели только 2 ПТУРа, 2 РПГ и одноразовые гранатометы.

Я думал, что они просто перескочат через нас, потому что это для них было лучшим вариантом - перескочить и потом сзади всех расстрелять. Но первый танк, который я увидел, обошел нашу позицию слева и хотел пойти на нас, однако нам удалось его подбить. Второй их танк тоже обошел нас слева и пошел по самих окопах. Этот танк у меня на глазах раздавил трех наших ребят из разведки, которые пришли к нам на подмогу: старшего лейтенанта - командира взвода и двух его подчиненных. Это все происходило буквально за секунды, ибо он летел на полном ходу.

Враг ехал прямо на меня, нацелив пулемет, под углом, то есть одной гусеницей по окопу, а второй по брустверу. Я начал думать, какие есть варианты: побегу вперед - расстреляет, если перелезу через окоп, тоже шансов нет, потому что там едут другие танки и оттуда идет пехота. Единственный вариант - прыгнуть под танк, заскочить между гусеницами, в то место, где я заметил небольшое отступление в сторону окопа, в котором я мог поместиться.

У меня был пулемет, который я взял вместо своего автомата. Но он был или не смазан, или не почищен. Я еле его зарядил и успел сделать только одну очередь, потому что его заклинило. Затем прыгнул прямо под танк, прокрутился в воздухе и упал на левую сторону, с пулеметом в правой руке и рацией в левой. Враги увидели, что я скакнул под их машину, развернулись и пошли правой гусеницей по окопу, решив меня задавить. Танк проехался по моей левой руке и ноге, то есть по всей левой стороне. Моя каска слетела, сапоги тоже. Машина остановилась и потом задом наехала на меня еще раз. Я оказался под ним. Гусеница шла как раз возле головы. Но я полностью был в сознании, то есть все чувствовал, видел и слышал. Когда открыл глаза, они у меня смотрели в разные стороны. Я думал, что вот и все - это конец. Но когда танк проехал по мне второй раз, я не мог понять, почему еще жив, и подумал, если чувствую боль, значит еще буду жить.

Меня спас бронежилет и наколенники. Я жалел, что у меня у себя не было обезболивающих. Хотя правая рука была сломана и вряд ли я бы мог их уколоть. Когда я попал под танк, ремень от винтовки застрял в гусениц и сломал мне эту руку. Сейчас туда вставили титановую пластину и 7 болтов. А мою левую руку всю раздробило. Еще, как обнаружили в больнице, у меня было три перелома таза, ожоги, разрывы мышц и просто оторванные мышцы. Колено уцелело, но снизу я имел перелом голеностопа и три перелома в стопе, рваные раны с левой стороны.

Правая нога была целая, и я пытался себя ею даже откапывать, но делать это голой ногой трудно. А вообще танк прижал мне раны и стал жгутом, поэтому я не истек кровью, хотя все равно потерял ее много. Если бы этот танк не обратил на меня внимание, и не застрял на мне, то наверняка он перебил бы последних, кто остался на той позиции.

В тот момент у меня работали только логика и инстинкт самосохранения. А свой страх я преодолел еще в Золотом - просто смирился со смертью и все. То есть я себя убедил, что смерть это не самое худшее, что может быть.

Самое худшее - это потеря своего воинского подразделения, особенно если я могу быть в этом виноват; вот этого я боялся больше, чем смерти. Поэтому пока я лежал под танком, я думал о своих ребятах, а не о себе, - все живы. Но за период боевых действий я не потерял ни одного своего бойца, а все раненые вернулись в строй.

В таком положении, под вражеской машиной, я пролежал около часа. Когда он на мне застрял, наши начали по нему стрелять из РПГ. Он крутил башней, и открыл свое уязвимое место и один наш солдат подбил его. Халилов Руслан - это мой парень, подошел и закинул внутрь 2 гранаты РГД-5, а водителя-механика вытащили и взяли в плен, только тогда, когда подошла подмога. Руслан пулеметом отстреливался от пехоты, потому что она сразу шла за танками. Он еще пытался вытаскивать меня, хотя и не слышал того что я ему говорил, потому что его сильно контузило. Он подумал, что я мертв, но все равно долго дергал и все напрасно, потому что тело зажало так, что можно было только откапывать. Руслану пришлось отступить, когда сепаратисты попали ему в пулеметную ленту и он не имел чем отстреливаться.

Третий вражеский танк пошел с правой стороны. Он поехал за нашими позициями и залетел в нишу, которая у нас была для машин, вот там его наши и подбили. Он сгорел вместе с нашим Уралом, который там стоял. Два других танка бежали, когда подошла наша подмога. Был почти вечер, когда ребята добрались до меня. Гранатометчик Борис вместе со мной был одним из последних на позиции, он видел меня под танком. Но когда приехали наши, он подумал, что это враги и начал отступать. Они его заметили, подъехали к нему, а он сначала поднял руки, думал сдаваться. Когда выяснил, что это свои, показал им где я лежу. Танк оттащили. Меня положили на плащ-палатку, вкололи обезболивающее. Подтянули к машине, и вкололи второй раз. Тогда уже я и отключился. Потом отвезли к своим, к нашей минометной батареи, что стояла в 3 км от той позиции. Там меня сначала не узнали, подумали, что я сепаратист. Я был весь в грязи, окровавленный, левая часть тела изодрана. Но нашли документы и отправили в военный госпиталь в Артемовск.

В целом на позиции погибло 7 наших человек. Сепаратисты назвали ту высоту "Сталинградом", ибо они положили там кучу своих сил.

Сейчас после тяжелых ранений, мне еще долго нужно проходить реабилитацию, ставить протез.

Но если будет возможность, то я конечно вернусь к своим обязанностям и ребят, которые уже очень ждут там меня. Хотя без руки и с такой ногой будет непросто пройти комиссию, но я надеюсь что мне удастся это сделать и вновь почувствовать себя полноценным и нужным.

Мне кажется, что теперь я стал более твердым, и война меня закалила. Мне приходилось командовать, давать наводки, а это все не так просто, надо быть уверенным на 100 процентов, что ты даешь правильные координаты. Чтобы не было потерь среди населения, в артиллерии надо быть точным.

Мы должны защищать свою землю, ибо если враги захватят восточные области, потом доберутся до наших земель и придется останавливать их уже дома. Лично я шел на войну, чтобы защищать своих родных от всех этих сепаратистов.

Александр Зозуляк награжден орденом Богдана Хмельницкого II степени за удержание позиции и сохранение своего взвода.

Карточка сестры Александра для помощи:

Зозуляк Олеся Дмитриевна

ПриватБанк

5168757220756912

Теги новостей: 
facebook tweeter live rss
n