04.10.2016, 19:43

Инвалиды бродят по улицам Луганска и Донецка. Кто будет их содержать после войны? - Степова

Леся Матвеева | Все новости автора

facebook google+ tweeter live rss

Что нам потом делать с этими инвалидами и "героями" "новоросских" сражений. Платить пенсию и содержать? Ведь де-юре они граждане Украины. Граждане Украины, ставшие на сторону страны-оккупанта, путь войны, терроризма, получающие за свою "работу" зарплату в рублях, став обычным преступником-наемником...

Жители Донбасса, впрочем, как и большинство украинцев до войны, мало знали о жизни в соседнем городе, не говоря уже о соседней области. Я подчеркнула «украинцев до войны», так как сейчас Украина все же более сплоченная, а соцсети и волонтеры, бойцы и добробаты, общие враги и общие друзья сделали, наконец-то, нас едиными. Мы стали Украиной. Это главное.<

Мы радуемся новому красочному фонтану в Виннице и сопереживаем лесам Закарпатья, восхищаемся работой и отношением к городу жителей Белой Церкви, и любуемся закатами Канева. Еще не совсем, не все, но движемся мы к этому осознанию быстрее, чем все 24 года.

На Донбассе же не знали, как живут не только люди в Украине, но и в России. Инфантильность и зацикленность на внутригородской и внутришахтной жизни сделали свое черное дело. Донбасс стал психологически замкнутым, и когда речь заходила «да посмотрите, как живут в» путиноверы и руссколюбы тут же парировали «а я нигде не была, и мне оно не надо, мне и тут хорошо».

Эта закрытость и позволила манипуляторам манипулировать «здесь» и «там», рисуя в телекартинке винтажные картины непорочной жизни россиян и страшные, кровавые кадры полной разрухи в Украине.

Когда начиналась «русская весна», частые информационные истерики один за другим «хоронили» луганские города. Ровенчане утверждали, что Свердловск вырезали «правосеки», а в это время Свердловск оплакивал «погибшие» Ровеньки.

На фоне разрозненности городов манипуляторам было легко ими управлять. Поэтому «нашествиям» «карателей» по городам Донбасса легко верили те, кто никогда не покидал границы своего места проживания и не могли видеть реальной картины.

Точно так же, как в мессию-Россию верили те, кто не знал, что из Гуково разъехались нищие – шахтеры, а старикам нечем топить печки, - социального, бесплатного угля в России нет.

Помните, в начале войны я писала: «Война пришла в наши города по-разному. Каждый город ее встречал по-своему и начинал ее по-своему, по своим внутренним обидам, страхам, социальному напряжению, я думаю, и окончание войны города будут встречать по-разному».

И сытый Свердловск не понимал соседние Ровеньки, а тем более Луганск или Стаханов. «Русский мир» не стал объединяющим фактором в этой войне для людей Донбасса, нет. Объединяло людей больше личное. Личные обиды, страхи, желание обогащения, желания отомстить миру за личную ущемленность. Поэтому «новороссия» или «лнр» не стали ни страной, ни «республикой», ни единым органом в социальной или военной сфере.

То же происходит сейчас. Каждый город Донбасса по-своему переживает войну и оккупацию. Ну, освобождение, как кому нравится.

Свердловск снова не знает о том, что творится в Лутугино, хотя свердловчанам, в принципе, все равно, а скатившиеся в нищету луганчане не знают, что в их сумрачном гетто есть город блеска и последний оплот донбасских куртизанок. Поэтому снова все верят. Верят газетам, телевизору, пропагандистам, которые, получив гонорары в десятки, раз больше, чем лугандонские учителя, счастливо пишут мифы о счастливой жизни в «лнр».

Но, что самое удивительное жители «республики» не посещают сайты своих органов власти, не интересуются жизнью «лнр», и совершенно не хотят знать, что происходит вне…их личного пространства и города.

Как сообщает сайт Генеральной прокуратуры «ЛНР» на территории «республики» уничтожен успешный Успенский хлебозавод. Еще в самом начале «освобождения» началось разграбление предприятия. Были вырезаны на металлолом отдельные цеха и агрегаты. Сейчас завод дорезают, и начинается разборка зданий «на кирпич».

«Сотрудниками МВД «ЛНР», выявлен факт незаконного завладения недвижимым имуществом и незаконной разборки зданий, сооружений и металлоконструкций, на территории хлебокомбината ОАО «Коровай» по адресу: Лутугинский район, п. Успенка, со стороны должностных лиц ООО «Лугросттрейд», - неистово кричит сайт "лэнэровских" правоохранителей.

«Мы живем хорошо, в отличие от Украины, у нас все есть», - вторят им жители несостоявшегося «государства».

Возможно, не стану перечить им и я. Возможно, и нужно уничтожать лишние предприятия для процветания оставшихся, разрушать города для сохранения еще подающих признаки жизни.

Возможно….Вот только, что же останется после вас, жители «лнр», ну, хотя бы не нам, укропам, а вашим же детям?

За время оккупации на территории Луганской области уничтожено около 40% предприятий.

Вопросы войны: кто будет содержать покалеченных "новороссов"?

*** 31 июля 2016 года в травматологическое отделение Стахановской больницы с диагнозом: минно-взрывная травма ягодиц, голени, бедра и грудной клетки, госпитализирован Катасонов Руслан Викторович, 1972 г.р., военнослужащий в/ч Л-69647.

***1 августа 2016 года в ЦГБ г. Алчевска, с диагнозом: ампутация правой кисти, контузия, осколочное ранение правого глаза, госпитализирован Павлов Александр Сергеевич, 1983 г.р., житель г. Зоринска.

***2 августа 2016 года в больницу «Княгиненская» г. Красный Луч с диагнозом: открытое огнестрельное ранение левой ноги, осколочный перелом правой голени, в больницу госпитализирован Кулик Михаил Сергеевич, 1978 г.р., гражданин Украины, который прописан и проживал до ухода по зову сердца в «армию лнр» в Харьковской области с. Коробочкино. Телесные повреждения Кулик М.С. получил на Новопавловском полигоне Антрацитовского района, во время проведения учебно-тренировочных занятий. В этот день там пострадало аж пять бойцов.

Ну, гадать, как же нужно было проводить учения, что бойцу одну ногу прострелили, а вторую осколками посекло, мы не будем. Нам это не интересно. Достаточно того, что знаем, где этот полигон и, что стоит на нем танковый, минометный и гаубичный ресурс «лнр», с эмблемами РФ, но, разумеется, купленный шахтерами в «Сильпо» за кровно заработанные средства.

Я хочу поговорить о другом. Куда же Кулик Михаил Сергеевич вернется инвалидом? В Харьковскую область? В Украину? В «лнр» у него нет жилья, пенсии, и пособия тоже нет.

А все остальные безглазые, безногие, безрукие, контуженные? Бродя пустынными улицами «л-днр», за день можно встретить более 10 калек. На костылях, в инвалидных колясках, без ног, без рук, на площадках с колесиками, которые можно было видеть только в после военных фильмах. Чаще всего они просят подаяние. Редко когда сопровождаются родными.

Кто-то с гордостью демонстрирует медали «новороссии», кто-то старые афганско-чеченские и даже времен Второй мировой. Кто-то с флагом «лнр», «днр», «России», кто-то просто в военной форме без знаков отличия.

Кто они? Коренные жители Донбасса и граждане Украины? Возможно. Мы не отрицаем, что 15-20% «армии» террористов это граждане Украины, меркнущие на фоне русских регулярно-добровольческих процентов.

Инвалиды, вышедшие из вот этих 75-80% «отпускников», так же бродят по улицам Луганска и Донецка.

Граждане соседней Ихтамнетии, которым не куда и не за что возвращаться. Да и опасно. Там в России кредиты, долги, кредиторы, уголовные дела и родня, так и не дождавшаяся награбленных миллионов.

Все чаще и чаще в «новоросско-л-днровских» соцсетях звучат просьбы о помощи: ранен, родила ополченка, помогите герою войны, жертва хунты…. «мы (я) приехали из России вас защищать»…

Такая же картина в соседней Ростовской области. Там вперемешку с гражданами РФ на костылях шкандыбают и выходцы из «л-днр». Бизнес на калеках в России процветал всегда. Сейчас он вошел в пиковую стадию. Калек больше, чем готовых дать подаяние.

Война порождает новую прослойку: инвалиды, калеки. Я уже не говорю о психологических инвалидах, переживших инфообработку, и тех, кто уже не видит себя без получения кровавого удовольствия. Что будет с этими людьми, когда война закончится? И у нас, и в России?

Понятное, дело, соседняя страна, которая сама толкнула этих людей на бойню, должна будет сама разбираться со своими «заблудившимися» гражданами.

Но, но, но…Нам ведь тоже придется решать, что делать с возможно тысячной толпой немощных потребителей бюджета.

Что нам потом делать с этими "калеками войны"

Почему я это спрашиваю? Потому, что верю в окончание войны, в Крым и Донбасс-Украина и, как гражданин Украины, чьи налоги, возможно, будут уходить на содержание интернатов, больниц, где будет содержаться эта категория граждан или выплату им пособий.

Конечно, можно, категорично воскликнуть «нет, мы не будем им платить». Можно!

Но есть ли механизм, запрещающий инвалиду, гражданину Украины, подать документы, пройти МСЕК и получить инвалидность в случае, если инвалидность он получил в условиях боевых действий, воюя против Украины? Нет! Такого механизма нет.

Уже сейчас эти инвалиды умудряются в Харькове оформить «бытовую» травму и уже сейчас получают пенсии, пособия по потери трудоспособности. Они - граждане Украины! В этом вся наша боль, соль и горе.

Ихтамнеты, граждане РФ, конечно, в данном случае в худшем положении. Они будут вынуждены покинуть «освобожденную» ими территорию и вернуться в свои нищие пенаты, где вряд ли их ждет счастливая жизнь. Инвалид в России это смертник. Поэтому эти граждане, граждане РФ, получив ранение, став калекой, не спешат возвращаться на родину. Они просят милостыню здесь, ну, пока еще на оккупированном ими Донбассе. Они покупают (да, миграционные службы еще чистить и чистить, а паспорта, выданные за этот период, еще проверять и перепроверять) гражданство Украины. Как? Элементарно. Через «решал» граждане РФ делают гражданство Украины, по «потере» паспорта. Чаще, используя данные убитого гражданина Украины.

Очень тяжело писать о будущем в войну. А оно будет. Каким? Во многом оно зависит от нас и наших решений. И идущая война уже расставляет нам флажки. Моральные и материальные, юридические и психологические.

Что нам потом делать с этими «травмированными»? Инвалидами и «героями» «новоросских» сражений. Платить пенсию и содержать? Ведь де-юре они граждане Украины. Граждане Украины, ставшие на сторону страны-оккупанта, путь войны, терроризма, получающие за свою «работу» зарплату в рублях, став обычным преступником-наемником.

Думаю, что основной вопрос в их квалификации. Сепаратисты? Террористы? Наемники? От их классификации, как и от классификации их действий, и зависят ответы на многие вопросы, решения, пути и задачи.

Амнистия? Прощение? Думаю, это решение будет последним решением правительства или Президента. 10 000 тех, кто не сможет сказать «прощаю». А сколько пропавших без вести? А сколько тех, кто все еще ждет своих родных…

Мы сильная страна. Я это знаю. И нам будут намекать, что сильные страны должны проявлять сострадание. Я это тоже знаю. И появятся миротворцы, слезодавительницы, защищающие страну – агрессора в вопросах выплат контрибуций и репараций. Мы сильная страна. Мы справимся и с этими вопросами. Какими бы горькими не были ответы на них. И чем раньше мы начнем на них отвечать, тем ближе будет окончание войны. Помните, юридический фронт - это тоже фронт.

Олена Степова

Теги новостей: 
Комментировать
Цитировать
facebook google+ tweeter live rss