24.10.2020, 17:12

Запрещенный голос Лисичанска. Как право выбора стало одной из самых несправедливых историй города

Юлия Машута | Все новости автора

facebook tweeter live rss

19 октября суд в Киеве запретил к распространению книгу о Василии Стусе, в которой высвечена негативная роль главы ОПЗЖ Виктора Медведчука в судебном процессе над поэтом. 40 лет назад он был адвокатом Стуса и долгие годы, и как мы видим сейчас, факты о судебном процессе скрываются и есть попытки их скрывать всегда.

Запрет имен, искривление фактов, вычеркивание тем, - этим не удивишь украинцев. Истории о таком, вероятно, найдутся в любой области страны. Но взглянув на историю Лисичанска, мы пришли к выводу, что самый главный запрет, который случился в городе, связан не с советской эпохой, а с новейшей историей Украины.

 

Голосовать стало не правом, а привилегией

 

Статьи не принято писать от первого лица, но в этом случае, позвольте мне эту роскошь. Ведь я живу в городе, где грубо нарушили конституционные права граждан Украины.

25 октября местные выборы пройдут не для всех - для 18 украинских громад Донецкой и Луганской областей они под запретом. Приблизительно для полумиллиона избирателей в 2020 году право голоса стало не правом, а привилегией.

Сейчас власть в Лисичанске не громада, а приезжий ставленник президента во главе военно-гражданской администрации (ВГА) – мариуполец Александр Заика.

Когда в Лисичанске ввели ВГА, я была уверена, что это временная мера до местных выборов. И мысли не было, что могут посягнуть на конституционное право гражданина Украины. Тем более, что последняя избирательная компания в 2019 году прошла на широкую ногу, с массовыми концертами и без каких-либо эксцессов. Но 6 августа 2020 года появляется "уточненный вывод", который подписал руководитель Луганской областной военно-гражданской администрации Сергей Гайдай и отправил в Центральную избирательную комиссию. На его основании 8 августа ЦИК приняла решение о невозможности проведения голосования в отдельных населенных пунктах, среди которых оказался Лисичанск, Северодонецк, Счастье, Попасная, Станица-Луганская и еще 13 громад (]]>https://is.gd/At1HAJ]]>).

Не могут гарантировать 100% безопасность – официальная причина отмены выборов, за которой скрывается желание чиновников не терять безграничную власть ВГА.

Сейчас в руках одного главы ВГА сконцентрировано все: он распоряжается бюджетными деньгами и имуществом, коммунальными предприятиями, решает земельные вопросы. Раньше для этого нужны были депутаты горсовета, после введения ВГА нет.

Распоряжения о выделении миллионов на разные направления без публикации проектов появляются каждый день на сайте ВГА, как подачки с барского плеча.

- Для меня отмена выборов, прежде всего, нарушение моих конституционных прав избирать и быть избранной, развал системы местного самоуправления и узурпация власти в регионе, - не сдерживается в оценках Валентина Ходус.

В 2014 году она была секретарем участковой избирательной комиссии на парламентских выборах. Они состоялись в октябре, не смотря на бои.

- Тогда в городе были слышны автоматные перестрелки и грохот артиллерии. Проходя по улицам города, я смотрела на крыши зданий - там мог быть снайпер. Выработался навык определения: арта работает по нам или от нас. Зная, что я волонтер во время усиления обстрелов, звонили в день десятки людей, которых приходилось успокаивать и убеждать, что Украина нас не бросит и военные не отступают. Летящий самолет или вертолет вызывал панику. Много людей из города уехали, на улице почти не было детей. Страх висел в воздухе. Несмотря ни на что, мы шли на выборы и принимали активное участие в их организации. Это было возвращение в Украину. А сейчас мы куда возвращаемся?

Громада лишена возможности влиять на принятие решений, трату бюджета города и его планирование на 2021 год, кадровую политику бюджетных организаций, размер премий чиновников и работников ВЦА.

 

"Сепаратист стал выламывать мне руки, а я его двинула каблуком и убежала"

 

Горожане пытались бороться за свое избирательное право: выходили на митинги, писали заявления в полицию, СБУ, народным депутатам и президенту. Бесполезно.

Митинг в Северодонецке 10 августа 2020 года

 

И, возможно, это история не была бы такой болезненной, если бы в точности не повторяла то, что творилось в городе во время оккупации в 2014 году.

Когда террористы захватили Лисичанск, то "запретили" выборы президента 25 мая.

- 1 марта в Лисичанске был митинг возле исполкома и хотели снять украинский флаг. Толпа скандировала: «Россия-Россия-Россия». По периметру стояли менты, рядом - тогдашние депутаты, начальник СБУ, наш народный депутат. Я подхожу к начальнику СБУ, говорю, что это статья 110 Уголовного кодекса, а он мне в ответ: «Вы плохо разбираетесь в законодательстве», - вспоминает Антонида Мельникова. - Так что, когда назначили выборы, было неспокойно, и тем не менее, мы надеялись, что выберем себе президента.

В 2014 году на выборах президента Мельникова возглавила Окружную избирательную комиссию территориального избирательного округа номер 110. По ее словам, из ЦИК ей звонили каждый день, спрашивали, работает ли комиссия, но речи об отмене выборов не шло.

- Я не могла сама принять такое решение, хотя нам постоянно угрожали, приглашали в Луганск к Болотову, - добавляет она. - Звонит мне какой-то ответственный за "референдум" Пальчевский из Попаснянского района и говорит: «Вы слишком храбрая, вы завтра очень сильно испугаетесь».

Незадолго до дня голосования первый раз напали на членов Окружной комиссии в Попасной, когда они поехали выдавать удостоверения. Например, Елена Походенко сняла куртку, чтобы ее не узнали, и убежала через окно туалета. Сергея Лозового взяли в плен, вывезли в лес, но у него было удостоверение члена Партии регионов, и его оставили в лесу. Но и после этого комиссия продолжала работать.

- Помню пришли к нам два мордоворота, наставили автомат: "Вы нарушаете указ какого-то премьера "ЛНР" (не помню фамилию), у нас выборы президента запрещены, а вы их проводите, сейчас мы тебя расстреляем". Бухгалтера попадали под стол от страха, а они ногами раскидывали документы, - рассказывает Мельникова.

11 мая в Лисичанске состоялся так называемый "референдум ЛНР". Избирательную комиссию окончательно захватили, забрав имущество, 21 мая. Помогали в этом милиционеры.

- Мы с секретарем комиссии Мариной Пшебициной и Костей Епифанцевым закрыли двери, спрятались в серверной и, пока выламывали первую дверь, успели спрятать документы в сейф, а потом выпрыгнули в окно, - продолжает рассказывать Мельникова. - Ключ и печать были у меня в сумке. Подбежал один из смотрящих по периметру, начал хватать за руки, я его двинула каблуком, и мы разбежались в разные стороны. В это время остальные члены комиссии сидели в парке и смотрели, как выносили документы.

 

 

После случившегося, ЦИК связалась с Мельниковой. Сказали, что комиссия работать не будет. Но никаких документов о запрете или отмене выборов в Лисичанске не принимали.

- Даже тогда ЦИК не взяла на себя ответственность, не отменила выборы, когда террористы ходили с оружием, нападали и грабили, - говорит Антонида Федоровна. - И мы были ответственны, я понимала, что значит сорвать выборы президента.

 

"Стоять! Расстреливать тебя будем"

 

Из-за своей гиперотвественности Антонида Мельникова чуть не погибла. Это случилось 24 мая, когда она проходила мимо исполкома.

- Кричат мне: «Стоять!», - а я все быстрее и быстрее иду, и тут из-за угла появляется Еременко (секретарь горкома КПУ, - ред.), ударил меня в ухо, потом подбежали еще человек десять, начали меня бить. Потом дали команду отвезти меня на стекольный («Лисичанский стекольный завод», - ред.).

 

Лисичанский стекольный завод в 2014 году

 

Всю дорогу я пыталась разговорить молодого парня, который сидел слева, заметила, что боевики крестятся, проезжая мимо церкви. Как приехали, отвели к какому-то командиру в кабинет. Его долго не было, а потом сказали: «Допроса не будет, веди расстреливай».

Меня повели на первый этаж. Дошли до конца коридора - дверь закрыта. Начали подбирать ключи - ни один не подходит. Может это было давление, имитация, но я это воспринимала, что уже все: сейчас расстреляют.

У меня началась истерика. Подходит какая-то сердобольная тетенька с пластмассовым стаканчиком, дает мне: «Успокоишься, не так страшно умирать будет». Я кричу: "Зовите вашего командира, давайте на допрос - за что меня расстреливать?» Приходит какой-то в камуфляжных штанах, черной футболке с пистолетом и говорит: «Мы про тебя все знаем, ты проводишь выборы». А я говорю, что мы не проводим выборы, мы даже бюллетени не получали, вот тебе крест, и крещусь. А он: «Что ты крестишься? Ты же неверующая». А я знала монашествующего отца Алексея, у которого был приход в Золотаревке. И сказала, что я его прихожанка. Один из боевиков подтвердил, что есть такой священник. После этого они стали со мной по-другому разговаривать. Так что скрепы сработали.

После этого Антониду Мельникову отвезли домой, чтобы она отдала печать и ключ от сейфа.

- Я несколько дней дома не жила. Боялась, что вернутся. Я не знаю, хотели ли меня реально расстрелять, но многие члены комиссии на Донбассе тогда пострадали.

 

Опрос о Донбассе пройдет без Донбасса

 

24 июля 2014-го Лисичанск освободили от российско-оккупационных войск. Состоялись парламентские выборы, а в 2015-ом – местные.

 

- Когда мы выбирали депутатов в горсовет, то на участках не было ни одного инцидента, хотя ночами до Лисичанска со стороны линии разграничения доносились звуки обстрелов, - рассказывает Юлия Заика, заместитель головы Лисичанской городской избирательной комиссии в 2015 году. - Поэтому мне не понятно, решение об отмене выборов в Лисичанске в 2020-м, когда много месяцев в городе о войне ничего не напоминает.

- У нас власть, как двуликий Янус, - комментирует Антонида Мельникова. - С одной стороны, «режим тишины», улучшение ситуации, с другой - небезопасно проводить выборы. Жить - безопасно, выбирать - небезопасно. Получается, по территориальному признаку нас отнесли ко второму сорту.

- Да, сейчас из нас делают людей второго сорта, лишая законных прав, - говорит Валентина Ходус. – Президент объявил опрос на выборах, один из вопросов про свободную экономическую зону на Донбассе, но при этом нас спрашивать об этом не будут. Вокруг нас сплошные информационные манипуляции. Кто врет: Гайдай, говоря, как у нас небезопасно или Зеленский, говоря, как у нас безопасно и перемирие? Пропало чувство защищенности и уверенности в улучшение. Регион методично добивают, а людей унижают.

И если в ракурсе сиюминутной ситуации отмена выборов лишь доступ к деньгам нескольких лиц, то в перспективе - это все выльется в антиукраинские настроения и дрейфование сами знаете к кому. Вместо того чтобы снижать пророссийские настроения, отмена выборов их только увеличивают. Вот вам и думайТЕ.

 

Хронология выборного процесса с 2014 по 2020 в Лисичанске (]]>смотреть на весь экран]]>)

 

Читайте последние новости Украины и мира в своем смартфоне в приложении Час Пик

facebook tweeter live rss